Найти лучшие решения
Найти лучшие решения
Еще фото

– Елена Николаевна, как появилась идея создания вашего предприятия?

– В 1960-е годы в Ленинградской области был создан большой вычислительный центр по разработке программного обеспечения, с помощью которого централизованно обрабатывалась информация, которая поступала из сельхозпредприятий, в том числе и по животноводству. Здесь, после окончания отделения экономической кибернетики сельскохозяйственного института я начинала работать как постановщик задач. Программные разработки по бухучету и экономике использовались в основном в сельхозпредприятиях Ленинградской области, а программы по животноводству по всему Советскому Союзу, но после перестройки рухнуло все. Но идея осталась, как и понимание того, что управлять животноводством, эффективностью работы в этой сфере невозможно без ведения автоматизированного учета, создания автоматизированной системы управления.

В 1998 году мне удалось объединить под своим началом несколько специалистов, ранее работавших в этом учреждении. Мне очень повезло, что все они оказались настоящими энтузиастами, имеющими огромный опыт за плечами. До этого момента предприятие было закрыто из-за неплатежей, техника, на которой писались программы, была отключена из-за банальных долгов по электроэнергии. В таких условиях мы и начали работать. В скором времени на осколках бывшего центра мы организовали новое предприятие – «РЦ «ПЛИНОР». В этом нас поддержал комитет по сельскому хозяйству и наше областное правительство. Целью нашей работы стало ведение учета в племенных хозяйствах Ленинградской области.

– Вы не ограничили свою деятельность одним регионом ?

– Без этого нам трудно было бы удержаться на плаву. Количество хозяйств Ленинградской области, которые могли приобрести нашу программу, было невелико. К тому же – это, как правило, разовые продажи с минимальным процентом сопровождения. Понимание того, что нужно выходить в другие регионы привело нас к необходимости заняться работой по заказу Минсельхоза, а именно, разработкой программы по племенному учету. Тем более, что в 2000 г. «ПЛИНОР» выиграл конкурс международного проекта Aris.

Выполнив свои обязательства перед Минсельхозом, мы начали развиваться дальше в этом направлении и разработали программы по племенному учету не только молочного, но и мясного скота. Совсем недавно, около 3-х лет назад, создали еще одну систему учета – по овцеводству. Таким образом, в нашем портфеле есть три больших направления по ведению племенного учета.

За 16 лет в «РЦ «ПЛИНОР» была наработана обширная информационная база по племенным животным, анализируя которую были выявлены основные факторы, определено их влияние на продуктивность, на рентабельность и другие результаты работы молочного животноводства. В связи с этим родилась идея создать систему управления животноводством с помощью информационно-аналитических систем, то есть предоставить инструмент управления руководителям отрасли. Наш девиз: «Наши программные продукты это инструменты для анализа прошлого, изменения настоящего и прогнозирования будущего». В результате ООО «РЦ «ПЛИНОР» создана система управления животноводством, которая позволяет выявлять имеющиеся в хозяйстве резервы повышения эффективности, причины потерь, и прогнозировать будущее при различных сценариях развития ситуации.

С момента открытия наша компания постоянно развивается. В настоящее время мы имеем штат около 40 человек. Если в начале нашей деятельности коллектив состоял из 5 человек, где каждый специалист был вынужден заниматься консультациями, внедрением, постановками, написанием программ, то теперь в компании есть несколько направлений деятельности. Сейчас мы не только разрабатываем и внедряем программы, но являемся Региональным информационно-селекционным центром Ленинградской области.

Кроме того, открыли Учебный центр, который обучает не только тому, как работать с программой, но и как с помощью программ оптимизировать кормление высокопродуктивных животных, управлять селекционно-племенной работой, производством в целом, доходностью животноводства. Это и есть наши учебные направления.

– Каких специалистов вы обучаете?

– В центре обучаются селекционеры, главные зоотехники. В скором будущем планируем подключить блок ветеринарии. Сейчас работаем над частью системы, связанной с постановкой диагноза посредством информации, которая накапливается в базах. Также занимаемся обучением руководителей хозяйств. Для нас стало большой неожиданностью, что с прошлого года к нам начали поступать заявки от директоров хозяйств разных регионов с просьбой обучить вопросам кормления, воспроизводства. И мы на эти просьбы откликнулись, расширили подготовку по обучаемым проблемам.

– Одно дело – писать программные продукты, и совсем другое – вести учебную деятельность.

– Действительно, когда мы стали заниматься экономикой животноводства, для многих это стало неожиданностью.

Дело в том, что открытие Учебного центра – это не единственный наш шаг вперед. У нас отдельно развивается исследовательское направление. Мы обслуживаем более 3 тыс. хозяйств по всем регионам России. Занимаясь практическим исследованием собранных и обработанных данных первичного племенного и зоотехнического учета, мы зачастую включаем в программы полученные результаты. Другими словами, наши программы, помимо формирования отчетности, которая утверждается министерством или региональным управлением, включают в себя различную дополнительную аналитическую информацию, позволяющую «управлять деталями», и принимать более взвешенные управленческие решения.

– В чем это заключается?

– Например, есть подход к управлению по принципу «управление по отклонениям», когда в программу включаются аналитические данные по каждому хозяйству, сравнивая норму с практическими результатами.

Поэтому, прежде чем проводить обучение, мы предупреждаем специалистов, что это никем не утвержденные результаты наших собственных исследований, наш взгляд на экономику производства, который отличается от традиционного. Тем самым предоставляется возможность посмотреть на одну и ту же проблему с разных сторон. При помощи математического моделирования появляется возможность рассчитывать различные сценарии интенсивности использования стада с точки зрения влияния на производственные и экономические результаты молочного скотоводства.

Если говорить о традиционном взгляде, то вся система управления в хозяйстве до сих пор основывается на тех данных, которые собираются с помощью управленческих программ, в основном по системе бухгалтерского учета. Таким образом, анализируя данные, видно, что выгодно, а что нет, как идут финансовые потоки и т.д.

Мы же предлагаем взглянуть на животноводство по-другому. Все понимают, что корова – это основной источник доходов в хозяйстве. Мы предлагаем посмотреть, при каких условиях этот источник обеспечит наилучший финансовый и производственный результат. Как управлять стадом, чтобы получить наилучшие экономические результаты, т.е. управление производственными процессами с целью получения наиболее эффективного результата валового производства, рентабельности, себестоимости продукции.

Безусловно, такой подход может вступать в противоречие с теми методиками учета и управления, которые сложились традиционно.

Мы утверждаем, что со временем меняются подходы и цели работы в животноводстве. Если раньше говорили, что селекция – это повышение продуктивности и обеспечение воспроизводства стада, но в нынешних условиях основным направлением селекции должно стать разведение экономически выгодных животных. Сейчас уже установлено, что между продуктивностью и эффективностью не всегда стоит знак равенства.

Дело в том, что эти знания следует максимально тиражировать. Сегодня на конференции (ред.: «Продуктивное долголетие коров») выступала Ольга Васильева, наш сотрудник. Рассказывая о кормлении, она опиралась на исследования, которые были проведены в нашем центре, в то время как другие докладчики, предоставляя не менее интересный материал, ссылались на западные источники. Разные подходы в управлении животноводством видны невооруженным глазом. Здесь важно понимать, что нашими хозяйствами управляет не только директор. Все его решения целиком зависят в первую очередь от экономической ситуации, которая складывается в стране. Поэтому так важно оперировать данными, полученными в России, пользоваться результатами исследований, проведенными отечественными учеными.

– Для того, чтобы добиться столь впечатляющих результатов, наверняка вам приходится понимать запросы ваших потребителей?

– Этим и отличается «ПЛИНОР» от многих других компаний, занимающихся разработкой IT-продукции. Изначально, создавая компанию, мы брали на себя обязательства не только по разработке конкретных программ, но и по их внедрению, дальнейшему развитию и другим сервисам. Для нас это очень большая ответственность.

Также у нас в компании, в отличие от многих других, работают зоотехники, ветеринарные врачи, которые занимаются постановкой задач, консультированием и обучением. Большинство специалистов имеют ученую степень, а также узкую специализацию. Не так давно появилась необходимость создать отдел менеджеров, которые отвечали бы за взаимодействие наших консультантов и пользователей.

– Вы работаете в основном с отечественными хозяйствами? Есть ли у вас клиенты за пределами РФ?

– В своей работе в большей степени мы ориентированы на Россию, однако с нами также работает Казахстан, Беларусь. Несмотря на то, что у них есть своя система управления, мы достаточно плотно сотрудничаем с ними. Недавно меня пригласили в качестве члена рабочей группы для участия в заседаниях комиссии ЕврАзЭС, где будет обсуждаться ряд вопросов, касающихся общих проблем животноводства, которые необходимо решать в рамках Таможенного союза.

– Вы ведете и консультационную работу. Какого рода консультации проводите?

– Это еще одно из важнейших направлений нашей деятельности. Мы проводим комплексные консультации по молочному скотоводству - оптимизации кормления, качеству молока, по воспроизводству, ветеринарным вопросам, управлению производством и доходностью отрасли. Ориентируясь на знания и информацию, которыми владеем, наши специалисты проводят всестороннее исследование, предоставляют соответствующие отчеты и рекомендации .

На предварительную беседу приглашаются руководитель хозяйства, все зоотехники, экономист, бухгалтер, агроном. Для решения имеющихся на производстве проблем необходим комплексный подход. Система управления, построенная на вертикальных связях и предусматривающая, что каждый специалист замыкается лишь на своей области ответственности, решает только свои производственные вопросы, приводит к отсутствию взаимодействия между специалистами. Например, агроном – нацелен на заготовку кормов определенного объема, чтобы обеспечить стадо, а главный зоотехник является последним звеном в цепочке получения молока, то есть от него будет зависеть валовое производство и объем полученной продукции. Если цель по объему производства будет не достигнута, виновата будет зоотехническая служба. А на самом деле, агроном, отвечающий за качество кормов, также значительно влияет на результат работы. Когда мы все вместе начнем искать лучшие решения, резервы, которые имеются в хозяйстве, рентабельность производства будет повышаться.

Нередко возникает ситуация, когда главный зоотехник предлагает купить корма хорошего качества, но по более высокой цене. Чаще последует отказ, потому что есть возможность закупить корма более дешевые на соседнем комбикормовом заводе. При этом не просчитываются последствия такого решения. Следовательно, не достаточно только вертикальных связей, обязательно должна быть работа в команде.

Например, если главный агроном обеспечит качество кормов на уровне концентрации обмена энергии 8 Мдж/кг сухого вещества, то будет один результат, а если на уровне 10 Мдж/кг, то мы получим другой результат при равных прочих условиях. Каждое решение можно просчитать с помощью математических моделей на фактических данных, которые складываются в хозяйстве с учетом реальных зависимостей.

При этом, приходится входить в противоречие с существующими методиками, с учебниками, справочниками. Например, в справочнике экономиста четко написано, что корова должна быть осеменена на 60-ый день после отела. Всем известно, что коровы не осеменяются на 60 или даже 80 день. Отсюда и возникает аксиома: рост продуктивности, не обеспеченный нормальными условиями кормления и содержания, приводит к резкому снижению продуктивности. Если же удаётся добиться высокой продуктивности, то очень быстро можно потерять корову. В стадах необходимо обеспечить животным условия, при которых они могли бы максимально реализовать имеющийся генетический потенциал.

Определять, в какую охоту проводить осеменение коров, должен не только техник-осеменатор, а менеджер, который просчитывает оптимальный период осеменения в зависимости от продуктивности коров, обеспеченности их условиями кормления и содержания. Тогда можно получить максимальную продуктивность и принести высокую прибыль хозяйству.

Еще одна разница между традиционным подходом и нашим состоит в том, что в учебниках обычно рекомендуют выделить самый главный фактор, который снижает эффективность, и «бить» по нему, пока проблема не решится. Мы же являемся сторонниками того, что второстепенных факторов не бывает. Бывают факторы, на которые можно повлиять, а бывают те, на которые повлиять нельзя.

Например, такой фактор, как кормление, является одним из главных. Однако, если у нас нет земли, на которой мы можем вырастить хороший корм, то у нас ограниченные возможности управления качеством кормов собственной заготовки. Арендуя участок земли, мы не можем в него вкладываться при краткосрочной аренде.

С другой стороны, есть факторы, которые, возможно, на прибыль повлияют лишь на 1%, хозяйство получит дополнительно 500-700 тыс. руб. в год, но цена решения – чисто организационная. Например, четко распределить функции и обязанности каждого специалиста в хозяйстве. Следует определить функции, обучить специалистов, подписать приказ, всех ознакомить. Влияние фактора очень маленькое, но и вложений никаких не требует.

– После проведения консультации в хозяйстве вы отслеживаете изменения, происходящие там?

– Конечно. Наша компания – это коммерческая структура, где всё на 100% зависит от качества нашей работы, насколько наши услуги востребованы, а программы конкурентоспособны. И в то же время – насколько конкурентоспособно наше животноводство.

Работа «ПЛИНОРа» нацелена на повышение конкурентоспособности не только хозяйств, но и всей отрасли. Каждый производственный фактор, будь то воспроизводство или продуктивность, зависит от человека. От того, как мы управляем производством, стадом, мы получаем разные результаты.

Например, мы знаем, что средний возраст хозяйственного использования коров составляет 2,5 отела, но когда начинаем анализировать состояние дел, то выясняется, что у каждого хозяйства – своя проблема. У одних выбытие после отела связанно с кормлением, у других – с отсутствием грамотных кадров. Поэтому могут возникать проблемы, связанные с незнанием физиологии животных, которые приводят к ошибкам при родовспоможении и т.д.

Одной из проблем является несоответствие требованиям условий содержания: отсутствие родильного отделения (корова телится там, где стоит), ошибки в реконструкции ферм, короткие стойла, скользкие полы, которые приводят к травматизму – все это причины выбытия коров, в которых нужно разбираться на месте.

В беседе с руководителем мы выясняем, какая консультация необходима в хозяйстве. Если руководитель целью работы ставит повышение продуктивности, ориентируясь на увеличение доли комбикормов в рационе, то стараемся ему показать, что разная продуктивность животных может дать одинаковую прибыль хозяйству, и наоборот. Например, если повышаем продуктивность за счёт комбикормов – это одна эффективность, а если за счет повышения качества кормов собственной заготовки – это другая эффективность. Поэтому подход к экономике осуществляется с точки зрения управления производством: при каких условиях стадо даст наилучший производственный и экономический результат.

Внутри хозяйства существуют колоссальные резервы. При принятии решений важную роль играет информационная составляющая, методика, используемая в расчетах. Существует мнение, что первотелка не должна уходить из стада, потому что она себя не окупила. Зачастую многими руководителями этот подход воспринимается буквально. Они считают, что выбраковка первотелок – это нонсенс. Для реализации селекции необходимо отбирать лучших животных и выбраковывать худших. Проводится подбор быков в стаде, но не ведется отбор животных. Первотелка – это та группа, в которой в первую очередь должна проводиться селекция. Обычно низкопродуктивные животные – крепкие, здоровые, они оставляют после себя больше потомства, что приводит к снижению роста генетического потенциала стада.

Если ставится цель увеличения ПХИ, то срок хозяйственного использования должен увеличиваться за счет высокоудойных животных. Стремление руководителей оставлять низкопродуктивных животных только потому, что они себя не окупили, ведет к снижению эффективности в будущем.

– В вашу задачу входит и предоставление рекомендаций?

– Совершенно верно. После тщательно проведенного анализа, мы составляем список рекомендаций для оптимизации дальнейшей работы в хозяйстве. Многие руководители весьма упрощенно смотрят на работу нашей организации. Они хотят, чтобы мы приезжали раз в месяц, смотрели, кто не выполняет наши рекомендации и сообщали об этом руководству. Мы предпочитаем работу в команде со специалистами хозяйства, которые знают свои проблемы, со своей стороны консультант помогает эти проблемы решать, вместе со специалистами хозяйства выявляются резервы, за счет которых можно сложившуюся ситуацию изменить.

Если при следующем посещении ничего не изменилось, выявляется причина: не выделили ресурсы на решение проблемы, или проблема решается поэтапно, в длительный период времени и быстрее ее решить нельзя. Например, короткие стойла мгновенно не изменишь, поэтому потери будут.

Помимо постоянных и продолжительных консультаций по России проводятся до 40 тысяч в год более коротких консультаций.

– Что значит короткие?

– К нам приходят письма со словами «а не могли бы вы подсказать…». Мы связываемся с хозяйством, выясняем, что там происходит, какие есть проблемы.

Все договора, которые заключаем с хозяйствами, долгоиграющие. Купили программу один раз в жизни, раз в год оплачивается гарантийное сопровождение, под которое мы постоянно проводим обновление версий. В течение года мы бесплатно консультируем этих клиентов. Это и есть короткие консультации. Причем вопросы задаются различные: «подскажите, на какую кнопку нажать?», «как принять отел у коровы?», «где купить сосковую резину?». Некоторые вопросы нас просто удивляют. В ответ мы слышим: «Вы же «ПЛИНОР», вы все знаете», занимаемся комплексным обслуживанием хозяйств, то есть консалтингом

– Все это входит в пакет IT-обслуживания?

– Да. Это пакет обслуживания программ по регионам. По Ленинградской области дополнительно мы оказываем информационно-консультационное обслуживание хозяйств.

Когда мы проводим аналитическую работу в разрезе хозяйств (например, анализируем проблему воспроизводства каждого хозяйства области), результаты нашей работы высылаем каждому хозяйству для того, чтобы они ознакомились и увидели положение своего хозяйства относительно других по району или по региону в целом.

Мы уведомляем руководителей о том, что они могут увидеть, как выглядит их хозяйство на фоне других. Если им это интересно, они с нами связываются. Мы не имеем право публиковать данные в открытом доступе по всем хозяйствам. Таких консультаций по региону мы оказываем около 4000 в год.

Также мы проводим комплексные обслуживания: по Ленинградской области – 2-3 хозяйства в год, по другим регионам – 3-5. Возможностей на большее количество пока в коллективе нет.

– Куда обычно приглашают на выезд?

– В этом году была Московская область, Волгоград. Сейчас есть заявки из Краснодара, но я пока не уверена, что мы справимся с таким объемом.

– Как вы считаете, соответствует ли название вашей организации, которое родилось еще в Советском Союзе, тем задачам, которые вы решаете сегодня в современной России?

– «ПЛИНОР» расшифровывается как «Племенное информационное обеспечение региона» и полностью отражает реалии жизни нашего предприятия. Именно этим мы всегда занимались и занимаемся до сих пор.

Название нашего основного продукта – «ИАС Селэкс» (информационно-аналитическая система Селэкс), Это название нами запатентовано и имеет давнюю историю с 60-х годов. Когда мы несколько лет назад общались со специалистами из Эстонии, нам сказали, что в Советском Союзе все пользовались программой «Селэкс» и что якобы она уже устарела. Меняются информационные технологии, в том числе средства разработки и мы в своей работе учитываем эти изменения. Я считаю, название «Селэкс» отражает суть системы. Что такое «Селэкс»? Это аббревиатура, которая расшифровывается как «селекция, экономика, система». Селекция устареть не может. Экономика – это наша цель. Системный подход к решению проблем – основа управления. Поэтому «Селэкс» не устареет никогда.

– Имея огромный опыт вы, наверное, можете выделить регионы, которые более эффективны в животноводстве? И как на их фоне выглядит Ленинградская область?

– Мы работаем с большим количеством регионов России. Я с уверенностью могу сказать, что Ленинградская область выглядит площадкой, наиболее эффективно работающей в отрасли, изучать опыт работы хозяйств нашей области приезжает большое количество руководителей и специалистов из различных регионов РФ.

– С чем это связано?

– Ленинградская область –компактный регион, площадь которого 83 тыс. км2. В чем же его отличие? Например, в Черноземье очень велик уровень конкуренции между продуктами, которые необходимо производить. Это и подсолнечник, и сахарная свекла, и зерно, и молоко. Ленинградская же область – это практически монопродукция в животноводстве, потому что во многих хозяйствах более 90% дохода идет именно от молока. Все здесь нацелено на эффективность работы этой отрасли. Кроме того, у нас климат, способствующий развитию молочного скотоводства. Это позволяет обеспечивать животных именно теми кормами, которые им нужны. Самое главное – научиться правильно выращивать, вовремя заготавливать, чтобы качество кормов соответствовало необходимым требованиям.

– Какую роль в вашей работе занимает комитет по сельскому хозяйству?

– С комитетом мы работаем по госконтрактам, которые мы заключает по итогам конкурсов. Являясь региональным информационно-селекционным центром, мы ведем базу данных по животным Ленинградской области. Ежемесячно в автоматическом режиме из нашей базы формируется отчетность, которая через веб-портал поступает специалистам комитета. Обеспечение органов управления информацией по животноводству также является одним из важнейших направлений деятельности нашей компании. Работа эта происходит на официальном уровне: формирование отчетности, племенных документов. По их заявке проводим не только мониторинг и анализ состояния животноводства, но и прогнозируем ситуацию, которая будет складываться в целом по региону.

Мы работаем в контакте со всеми компаниями, которые занимаются поставкой молочного оборудования, они пишут свои программы. Поэтому, мы разрабатываем программы обмена данными между различными информационными системами. При этом они занимаются идентификацией, чипированием, производством оборудования. Наши разработки реализуют комплексный подход, сокращают трудоемкость учета. Например, если раньше трудоемкость работы одного селекционера для ведения учета вручную по 1000 головам дойного стада занимала около 3 недель, то после установки «Селэкса» ситуация поменялась, затрачивается всего 1 неделя. Остальное время селекционер может использовать для анализа данных, работы с животными. Привлекая систему обмена данными между оборудованием и «Селэксом», трудоемкость сокращается до 3-х дней.

При снижении трудоемкости на ведение учета повышается конкурентоспособность хозяйства, т.к. значительно повышается производительность труда. Как это происходит? Дело в том, что когда ведется учет, то много времени занимает рутинная работа: переписывание, ввод данных и так далее. А когда мы даем инструмент анализа и прогноза, то решение принимается на основании тех данных, которые уже получены. Но главный плюс – это повышение качества принимаемых решений.

– Есть ли существенные различия между зарубежным и российским животноводством? Если да, то в чем оно заключается?

– Помимо моей основной деятельности я являюсь преподавателем в сельскохозяйственном университете, в Академии менеджмента и агробизнеса, постдипломного обучения. Мы собираем группы совместно с Академией, проводим обучение также непосредственно в «Плиноре». В последнее время наметилась тенденция, когда стало появляться очень много молодых людей, довольно подкованных с точки зрения информатики и информации, так называемая информированная молодежь. Когда на занятиях начинаешь рассказывать о процессах, которые происходят в хозяйствах, в ответ часто можно услышать: «Мы были в Европе, в Америке и видели там другой подход…». Давайте ответим на вопрос, почему мы поступаем не так, как в Европе? Вопрос очень простой, но ребята затрудняются ответить.

В Европе фермер, принимая решения, ориентируется на результат. Ему нужно получить определенную прибыль с учетом тех ограничений, которые накладывает государство, законодательство, общество «зеленых». В России же люди нацелены на работу над показателями. Когда я спрашиваю слушателей, чему они пытаются научиться, в ответ чаще всего слышу следующее: повысить продуктивность; научиться работать в программе, чтобы соответствовать требованиям министерства. Одним нужен автоматизированный учет; у других очень низкие показатели по выходу телят. Поэтому российские и западные специалисты ставят для себя разные цели, результаты получаются соответственно разные.

Являются ли для вас европейские компании конкурентами?

– Иногда можно услышать мнение, что наши программы устарели и лучше приобрести европейские, т.к. в хозяйства приезжают консультанты и дают рекомендации отличные от наших. Приходится объяснять, что западные специалисты обучают проблемам, с которыми сталкиваются у себя на родине. Например, нам часто говорят, что в Европе давно уже не обращают внимание на содержание сахара в рационе, а мы предлагаем постоянно отслеживать этот показатель. Ответ простой: в Европе давно решена проблема с содержанием сахаров в объемистых кормах, поэтому они его нормируют как сумму «сахар + крахмал». А у нас – это одна из основных проблем, учитывая большой дефицит сахара в кормах и рационах. Следовательно, каждый должен разбираться в своих проблемах и правильно решать их.


Назад в раздел