Лейкоз крупного рогатого скота. Методы диагностики и динамика развития инфекционно-патологического процесса. Часть 3


Автор (ы):  Г.А. Симонян, главный научный сотрудник ФГБНУ ВИЭВ, заслуженный деятель науки РФ, академик РАЕН, д.в.н., профессор

В возникновении и развитии лейкоза существенная роль принадлежит множеству патогенетических факторов. Обнаружение вируса лейкоза крупного рогатого скота, применение современных физико-химических, электронномикроскопических, цито- и пато- морфологических методов исследований не выяснили причины избыточного размножения клеточных элементов того или иного ростка кроветворения и сущности злокачественной трансформации клетки. Поэтому представления о патогенезе лейкоза в основном исчерпываются сведениями об изменениях данного  патологического процесса в определенных его стадиях.

Установление этиологической роли вируса в возникновении лейкоза крупного рогатого скота и разработка на этой основе серологических методов выявления инфицированных животных дали основание некоторым исследователям внести понятия о двух самостоятельных стадиях в развитии лейкозного процесса: стадии инфицированности и самого заболевания. Авторы обосновывали свои мнения тем, что обе они диагностируются различными методами и по каждой из них проводятся отличительные противолейкозные мероприятия. На наш взгляд, такое подразделение научно не обосновано и практически не приемлемо. Обнаружение возбудителя болезни и установление раннего этапа инфицированности животного не исключает наличие единого инфекционно-патологического процесса, а просто расширяет диапазон от начала до конца одного и того же заболевания. При этом к уже существующим стадиям патологического процесса (предлейкозное состояние, начальная, развернутая и конечная стадии) присоединяется ранний инфекционный этап   с инкубационной и инфекционной стадиями. Каждая из этих стадий характеризуется определенными  присущими им изменениями, которые диагностируются соответствующими методами исследований.

После внедрения в организм возбудителя болезни наступает инкубационная стадия, на которой распознаются вирусологически, электронномикроскопически или методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) пораженные вирусом лимфоциты крови. Используя ПЦР на различных группах животных (серонегативных, серопозитивных и больных лейкозом), мы установили, что ПЦР с большей достоверностью выявляет вирусоносительство у зараженных животных до наработки в организме достаточных титров антител, выявляемых по РИД. У положительно реагирующих по ПЦР серонегативных коров через 3-6 месяцев инфицированность была подтверждена реакцией иммунодиффузии (РИД). Однако обнаружить ранние видоизмененные лимфоциты под воздействием вируса не удавалось.

Через 2–3 месяца после заражения животного и повышения титров антител до уровня, определяемого по РИД, наступает вторая, инфекционная стадия. РИД с гликопротеидным антигеном является достаточно специфичной, и достоверность ее результатов не вызывает сомнения. Вместе с тем более чувствительный иммуноферментный анализ (ИФА) до 5% случаев выявляет раньше и больше инфицированных животных, чем РИД. В редких случаях, до 3–5%, отмечается выпадение РИД при повторных исследованиях, что можно объяснить временным снижением титров антител (вследствие борьбы между защитными силами организма и лейкозогенным фактором). Более высокий процент несовпадения результатов исследований объясняется техническими погрешностями при постановке РИД или низким качеством гликопротеидного антигена. Достоверность РИД повышается при динамичном исследовании животных и вполне обеспечивает эффективность проводимых противолейкозных мероприятий.

Следует отметить, что комплексными методами исследований животных в этих двух стадиях каких-либо патологических изменений мы не обнаруживали, кроме того, не были обнаружены морфологические и физико-химические изменения в лимфоцитах крови, что не согласуется с утверждениями некоторых исследователей о том, что «... под воздействием вируса лейкоза крупного рогатого скота (ВЛКРС) должна произойти малигнизация лейкоцитов крови у инфицированных животных».

Многолетние клинико-гематологические и цито- морфологические исследования крови, кроветворных и других пораженных органов у животных в динамике развития инфекционно-патологического процесса не представили возможным установить механизм воздействия вируса на трансформацию нормальной клетки крови, на процессы пролиферации и созревания клеточных элементов гемопоэза. Была только установлена взаимосвязь между инфекцией ВЛКРС и заболеванием лейкозом. В 96% случаев проявлению заболевания предшествовала инфицированность животного, а у 94,6% больных по крови обнаруживали антитела к ВЛКРС.

Патогенетические особенности периода инфицированности, начального проявления и дальнейшего развития патологического процесса устанавливали современными прижизненными методами исследований. При этом только констатировали происходящие изменения без определения их механизма.

У инфицированных ВЛКРС животных ежегодно в 3–5% случаев отмечается начало проявления патологического процесса в организме, который выражается в относительном или незначительном абсолютном лимфоцитозе в крови. До настоящего времени не установлены причины или предрасположенности для перехода инфекционного этапа в патологический. При этой стадии, именуемой «предлейкозное состояние», незначительные количественные изменения в периферической крови могут быть предвестниками лейкоза. В неблагополучных по лейкозу стадах из общего количества животных с незначительным лимфоцитозом в крови только в 40% случаев отмечается стабильность или прогрессирование этих показателей. В остальных 60% случаев повышенные показатели через 3–6 месяцев снижаются до пределов нормы, так как это повышение было обусловлено всевозможными физиологическими и другими патологическими состояниями организма.  Начиная  с  предлейкозного  состояния до конца болезни, прижизненный диагноз ставят по гематологическому методу – «лейкозному ключу». Животные с предлейкозным состоянием по лейкозному ключу расцениваются как подозрительные в заболевании. Диагноз у них подтверждается повторными исследованиями со стабильными изменениями в картине крови в течение 3–6 месяцев.

Переход из одной стадии в другую не всегда определяется временем или уровнем лейкоцитоза в крови, хотя последнее, бесспорно, свидетельствует о прогрессировании лейкозного процесса, а следовательно, и   о переходе одной стадии патологического процесса в другую. Видимо, это зависит и от вирулентности инфекционного агента и иммунологического состояния организма.

С увеличением количества лейкоцитов с 15 до 40 тыс./мкл наступает начальная стадия с длительной стабилизацией количества лейкоцитов на сублейкемическом уровне. Происходит как бы становление болезни со спонтанными ремиссиями и рецидивами болезни у небольшого числа больных. Предлейкозное состояние и начальная стадия болезни различаются между собой только по уровню лейкоцитоза в крови. При обеих стадиях отсутствуют другие, клинически определяемые патологические изменения. Общее состояние животных, упитанность, воспроизводительная функция и продуктивность не вызывают подозрения на наличие лейкоза. Вследствие медленного течения болезни и короткого срока эксплуатации коров значительное число инфицированных и больных в начальной стадии лейкоза выбраковывают и сдают на мясо. Однако при подострой и обостренной формах лейкоза у части больных происходит прогрессирование процесса с переходом лейкоза в последующие развернутую и конечную (опухолевую) стадии. Если предлейкозное состояние и начальную стадию болезни мы относим    к гематологическому этапу патологического процесса, то позднюю, развернутую и конечную – к клинико-патологоанатомическому. При первом, кроме количественных гематологических изменений, другие патологические изменения отсутствуют. При развернутой и конечной стадиях отмечаются глубокие патологические изменения с короткой продолжительностью жизни животного, с нарушением воспроизводительной функции, снижением или полной потерей продуктивности. Появляются неспецифические, а затем и специфические клинические симптомы, опухолевые изменения во внутренних органах. Количество лейкоцитов повышается до лейкемического и гиперлейкемического уровня (от 40 до 100 тыс./мкл и более) при истинных  формах лейкоза, а при гематосаркомных формах, вследствие опухолевых разрастаний в органах лимфоидной ткани, замедляется образование лимфоцитов с поступлением их в кровоток. Картина крови при этом приобретает алейкемический характер. Цитоморфологические изменения становятся решающими для подтверждения диагноза, позволяют дифференцировать различные формы гемобластозов. В зависимости от поражения того или иного ростка гемопоэза замедляется или полностью прекращается дифференциация клеточных элементов с появлением их в периферической крови и увеличением их числа в пораженном органе, что отражает ту или иную форму лейкоза. При гематосаркомах, т.е. опухолевых поражениях органов, в последних обнаруживают видоизмененные, опухолевые клеточные элементы с последующим поступлением их в периферическую кровь.

Таким образом, единый инфекционно-патологический процесс при лейкозе крупного рогатого скота протекает последовательно сменяющимися стадиями, каждая из которых характеризуется определенными изменениями, диагностируемыми соответствующими методами. Для первых двух стадий используют вирусологические, электронномикроскопические и серологические методы: для  предлейкозного  состояния  и начальной стадии пригоден лишь количественный гематологический метод («лейкозный ключ»), а в развернутой и конечной стадиях болезни с глубокими патологическими изменениями в пораженных органах решающими диагностическими тестами становятся цитоморфологические изменения в крови, кроветворных и других пораженных органах, неспецифические и специфические клинические симптомы и патологоанатомические изменения.

При таких особенностях течения всего лейкозного процесса почти невозможно полностью отождествлять лейкоз со злокачественными опухолевыми заболеваниями. История изучения лейкоза показывает, что нормирование взгляда на сущность лейкоза претерпело постепенный переход от определения его вначале как гиперпластического, далее как гиперпластически-опухолевого и, наконец, как опухолевого процесса кроветворной ткани. Международное общество патологоанатомов (1961), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ, 1961) и Международная классификация болезней (ВОЗ) лейкозы и другие заболевания кроветворной ткани причисляют к новообразованиям лимфатической и кроветворной ткани. Считают, что лейкозы являются частной формой злокачественных новообразований, связанных общей патофизиологической сущностью. Вместе с тем, И.В. Давыдовский (1958)  писал, что хотя лейкоз не может быть изолирован от бластоматоза, все же нельзя сделать поспешное заключение, что это одна и та же проблема, так как нет полного тождества, особенно в клиническом, морфологическом и этиологическом отношении.

Анализируя особенности инфекционно-патологического процесса в динамике развития лейкоза крупного рогатого скота, мы можем отметить, что лейкозы и опухоли имеют свои частные формы проявления. Общими для них могут являться патоморфологические закономерности развития, и то на поздних стадиях. На начальных же этапах лейкоза нет и признаков опухолевого процесса. Если при опухолях процесс начинается с малигнизации одной клетки, которая, размножаясь, приводит к значительным опухолевым разрастаниям в органах, зачастую с метастазами, то при лейкозе процесс начинается с нарушения гемопоэза и выражается в усиленной пролиферации зрелых лимфоцитов или клеток другого ростка кроветворения с наводнением ими периферической крови.

Для возможного обнаружения малигнизированных или лейкемических зрелых лимфоцитов мы провели тщательное цитоморфологическое и физико-химическое изучение лейкоцитов крови как в норме, так и при лейкозе. Было известно, что не вся лимфоидная кань однозначна, а следовательно, и не все лимфоидные клетки одинаковы по своим морфологическим и функциональным свойствам. Гетерогенность популяции лимфоцитов была обусловлена размерами клетки, ядра и цитоплазмы; структурой хроматиновой сети и интенсивностью окрашивания; эксцентричным или центральным расположением ядра; шириной и цветом цитоплазмы: наличием перинуклеарной зоны и другими факторами. Вместе с тем, ни по одному из перечисленных признаков не представилось возможным идентифицировать лимфоидные клетки при лейкозе от таковых здоровых животных. У больных лейкозом происходило лишь перераспределение  соотношения между содержанием малых, средних и больших лимфоцитов. Не дали результатов и дифференциация синус- и фолликул-лимфоцитов. У больных лейкозом коров по мере прогрессирования процесса число фолликул-лимфоцитов превалировало над таковым синус- лимфоцитов.

Большие надежды возлагались на физико-химические методы исследований, которые, по данным литературных источников, позволяют изучить механизм нарушения структуры и функции клетки при различных патологических процессах. Как у здоровых, так и у инфицированных ВЛКРС и больных лейкозом коров (с сублейкемическим и лейкемическим составом крови) с помощью флуоресцентных зондов нам удалось установить зависимость повышения внутриклеточного рН и снижения микровязкости мембран лимфоцитов крови от уровня лейкоцитоза в крови. Одни эти признаки не могли помочь в идентификации зрелых лейкемических лимфоцитов у здоровых животных от таковых при лейкозе.

До настоящего времени ни один гематолог и цитоморфолог, как в медицине, так и в ветеринарии, не смог идентифицировать и описать отличительные морфологические особенности лейкемического лейкоцита, которые являются основой проявления, становления и прогрессии лейкозного процесса. Патологоанатомы же, исследуя патматериал от больных на поздних стадиях болезни, при наличии опухолевых разрастаний, получают право причислять лейкоз к опухолевым заболеваниям.

Гематологи-цитоморфологи также на поздних стадиях гемобластозов обнаруживают увеличение объема кроветворных и других внутренних органов, зачастую с опухолевыми разрастаниями. Причем последние обнаруживаются в основном при гематосаркомах. При истинных же формах лейкоза процесс носит в основном гиперпластический характер, так как в пораженных органах превалируют молодые и промежуточные элементы гемопоэза. Процесс отличается только тем, что увеличивается число этих клеток в органах кроветворения с поступлением их в периферическую кровь. В ряде случаев и эти истинные формы лейкоза в конце болезни приобретают злокачественный характер. В этих случаях, наряду с повышенным числом молодых клеток всего гемопоэза или того или иного ростка, обнаруживаются видоизмененные, чуждые кроветворным органам опухолевые клетки с причудливыми формами и структурой хроматина ядра, наличием одной или нескольких нуклеолей в ядре и другими патологиями. В единичных количествах такие клетки попадают в кровяное русло.

По отношению к последним двум стадиям течения всех форм гемобластоза можно отнести высказывания об опухолевой природе лейкоза. Первые четыре стадии, в особенности третья и четвертая, при которых, кроме повышения количества зрелых лейкоцитов, отсутствуют другие устанавливаемые современными методами исследований патологические изменения, отражают лишь инфицированность вирусом и повышение числа зрелых лейкоцитов в крови, которые идентичны таковым здоровых животных. Поэтому признание опухолевой природы лейкоза крупного рогатого скота вносит много неудобств, как в диагностику болезни, так и в познание ее патогенеза. Часто гематолог в необычной клетке мазка крови с нарушенной из-за технических погрешностей при приготовлении препарата морфологией подозревает злокачественную, лейкемическую клетку и ставит неправильный диагноз «лейкоз».

Выводы

1.   Стадии инфицирования и заболевания при  лейкозе крупного рогатого скота являются двумя этапами единого инфекционно-патологического процесса при данной болезни.

2.    Инфекционно-патологический процесс при лейкозе характеризуется последовательно сменяющими друг друга стадиями, каждая из которых, имея свои особенности, диагностируется соответствующими методами исследования.

3.    Лейкоз крупного рогатого скота, являясь частной формой злокачественных новообразований, отличается от последних своими клинико-гематологическими, морфологическими и этиологическими особенностями.
Назад в раздел