Лейкоз крупного рогатого скота. Краткая история появления и распространения. Часть 1
Лейкоз крупного рогатого скота. Краткая история появления и распространения. Часть 1

Автор (ы):  Г.А. Симонян, главный научный сотрудник ФГБНУ ВИЭВ, заслуженный деятель науки РФ, академик РАЕН, д.в.н., профессор

Лейкоз как новое нозологическое заболевание впервые был установлен немецким ученым Р. Вирховым в 1845 г. у умершей женщины со значительным увеличением в крови белых кровяных клеток (лейкоцитов). По этому признаку болезнь по­лучила название лейкемия, что означает белокро­вие. В отличие от реактивных лейкоцитов, имеющих временный характер, лейкемия, по понятиям того времени, характеризовалась постоянным и «беспри­чинным» увеличением числа лейкоцитов в крови.

В последующие годы заболевание стали обна­руживать у лошадей, крупного и мелкого рогатого скота, свиней, собак, кошек, обезьян и др. К концу века стало общепризнанным, что лейкемия поража­ет почти всех млекопитающих, птиц, рыб и амфибий. Вместе с тем, наибольшее распространение лейкоз имеет среди людей, кур и крупного рогатого скота.

Родиной лейкоза является Восточная Пруссия, где еще в 1876 г. была зарегистрирована болезнь у черно-пестрой породы остфризского происхож­дения. Незнание истинной причины ее возникно­вения и высокий генетический потенциал породы послужили причинами беспрепятственной племен­ной продажи молодняка в соседние страны для по­вышения продуктивности аборигенных животных. В результате этого уже в конце XIX в. болезнь получи­ла весьма широкое распространение в странах За­падной Европы.

В течение многих десятилетий в нашей стране не имели представления о существовании у КРС такого заболевания, как лейкоз. Будучи главным ветери­нарным врачом подмосковного совхоза «Раменское», я еще с 1953 г. ежегодно участвовал во вскры­тии десятков павших и вынужденно убитых коров с опухолевыми поражениями внутренних органов. В доступной нам литературе мы не нашли описания такого заболевания. Однако, после посещения на­шего хозяйства профессором Н.В. Румянцевым (в последующем признанного основоположником оте­чественной лейкозологии) мы узнали, что это лейкоз, который имеет широкое распространение в странах Западной Европы.

По имеющимся в хозяйстве документальным дан­ным было установлено, что еще во время окончания Великой Отечественной войны, при освобождении нашими войсками Восточной Пруссии скот по репара­циям из неблагополучных по лейкозу мест поступал в нашу страну, в том числе и в наше хозяйство. Как вы­яснилось позже, племенной скот из неблагополучных по лейкозу стран Западной Европы закупался прибал­тийскими странами в годы их независимости. В со­здании красно-степной породы принимали активное участие и немецкий скот, завезенный на юг Украины и Северного Кавказа немецкими переселенцами.

Этиология

На первых этапах изучения лейкоза КРС причину возникновения болезни связывали с ассортиментом кормов и типом кормления, всевозможными усло­виями внешней среды. К таким факторам относили: почвенно-климатические условия зоны распростра­нения болезни; ботанический состав лугов; боло­тистые пастбища; суровый, мягкий, влажный или сухой климат; низинные или заболоченные выпасы; количественный и качественный состав комплекса микроэлементов воды и кормов; содержание в коло­дезной воде большого количества железа, которое, раздражая кроветворную систему, вызывает патоло­гические изменения в ее органах; избыток или недо­статок концентрированных кормов в рационе и др.

В последующие годы было доказано, что все ука­занные факторы, равно как и продуктивность коров, не являются первопричиной возникновения лейко­за. Они могут являться предрасполагающими фак­торами, которые активизируют вызывающий лейкоз агент.

По данным медицинской литературы, все фак­торы как этиологического, так и патогенетического характера, которые могут вызывать лейкоз у людей и животных, получили название канцерогены (лейкозогены). Они имеют физическое (ионизирующая радиация), химическое (экзогенные - из внешней среды и эндогенные - образовавшиеся в самом ор­ганизме) и биологическое (наследственность и жи­вой возбудитель болезни) происхождение. Первые 2 вида канцерогенов не являются истинными причина­ми возникновения лейкоза, они имеют патогенети­ческое значение, активизируя латентные возбудите­ли болезни. Исходя из этого, более весомое значе­ние имеют биологические факторы.

Наследственная передача лейкоза крупного ро­гатого скота была основана на частом обнаружении болезни среди потомства от больных коров и быков-производителей. Установление случаев болезни у «бабушки-внучки», минуя мать, явилось мнимым до­казательством наследственной, т.е. генетической пе­редачи лейкоза. Затем появились понятия об устой­чивости и предрасположенности к лейкозу как поро­ды, так и линий и семейств животных. Большинство исследователей, в том числе и мы, при разработке и проведении оздоровительных противолейкозных ме­роприятий придерживались вышеуказанных особен­ностей данного заболевания. В институте разведения животных велась большая работа по оздоровлению хозяйств от лейкоза путем составления генеалогичес­ких схем многих поколений животных для создания свободных, устойчивых к лейкозу групп животных. Однако, после обнаружения возбудителя лейкоза КРС и исключения наследственной его передачи, работа в этом направлении полностью прекратилась. Неко­торые животные аборигенных пород оставались не инфицированными не по причинам их устойчивости, а в связи со слишком коротким сроком их контакти­рования с завозными серопозитивными животными.

При проведении экспериментального заражения вирусом любое животное вне зависимости от поро­ды было инфицировано. Наши многократные посе­щения неблагополучных по лейкозу регионов и оздоравливаемых хозяйств показали, что ошибочное мнение о наследственных факторах в передаче лей­коза КРС, а также о существовании так называемых устойчивых и предрасположенных к лейкозу линий, семейств и даже пород скота, являлось основной причиной беспрепятственного распространения бо­лезни как в отдельных хозяйствах, так и на террито­рии всей страны.

Распространенность лейкоза

КРС в неблагополучных по данному заболеванию странах выявляли лишь по данным ветеринарных диагностических и лечебных учреждений, количест­ву выбракованных туш на бойнях и мясокомбинатах, а также страховых выплат за бракованные туши.

Так, согласно боенской статистике количество вы­бракованных туш из-за лейкоза в Германии ежегод­но прогрессивно нарастало (с 617 в 1904 г. до 9696 туш в 1940 г.). По данным страховых выплат компа­ний ФРГ, потери от лейкоза за период 1956-1958 гг. увеличились с 5,4 до 11,4% от общих потерь в жи­вотноводстве. На бойнях ГДР в 1947 г. из-за лейкоза было выбраковано 325 туш, а в 1978 г. уже 1779 туш. Страховая выплата в 1954 г. была произведена за 894 головы, павшие от лейкоза, а в 1969 г. уже за 2258 голов. Подобная ситуация, по литературным источ­никам, отмечалась и в других неблагополучных по лейкозу странах Западной Европы.

В нашей стране пока отсутствовали такие сведе­ния, так как первое научное подразделение по изу­чению лейкоза КРС при ВИЭВ было создано только в 1961 г. Вместе с тем, при посещении мясокомбинатов крупных городов страны для сбора патологическо­го материала обнаруживали огромное количество вынужденно убитых коров с опухолевыми пораже­ниями внутренних органов и скелетной мускулату­ры. Это отражало наличие в нашей стране большого количества больных животных в конечной опухоле­вой стадии лейкоза. Регистрация в ветеринарной от­четности, результаты диагностических исследований поголовья скота, количество павших и вынужденно убитых животных, больных лейкозом, а также число неблагополучных по данной болезни хозяйств, свиде­тельствовали о широком распространении болезни как среди завозных, так и среди местных пород скота.

Экономический ущерб, причиняемый лейкозом животноводству, достигает значительных размеров вследствие: широкого распространения болезни, снижения количества и качества молочной и мясной продуктивности, преждевременного падежа или вы­нужденной выбраковки и убоя больных животных, утилизации туш и органов с опухолевыми поражени­ями, затрат на обезвреживание молока, недополуче­ния молока, потерь его племенной ценности, ограни­чения в реализации, исключения из воспроизводст­ва, выбраковки и сдачи на мясо, недополучения спермы быков-производителей и трансплантатов из неблагополучных по лейкозу стад, непредусмотрен­ных затрат на проведение диагностических исследо­ваний и противолейкозных мероприятий. При пере­держке больных по крови животных в стаде повы­шается число случаев с опухолевыми поражениями органов и скелетной мускулатуры, способствующих уничтожению молока и утилизации туш.

Помимо прямого экономического ущерба в небла­гополучных по лейкозу хозяйствах нарушается селек­ционно-племенная работа по повышению молочной продуктивности животноводства. Преждевременная выбраковка высокопродуктивных больных коров и их потомства уничтожает уникальный генофонд, кото­рый создавался десятилетиями в каждом хозяйстве.

2.jpg

Социальная опасность лейкоза животных для человека

Лейкоз человека и животных протекает по почти сходным признакам. Однако науке пока неизвест­ны биологические факторы внешней и внутренней среды, влияющие на развитие лейкоза. Поэтому ис­следования велись в направлении изучения терри­ториального распространения болезни человека и животных. В ряде случаев был отмечен параллелизм в уровнях заболеваемости лейкозом людей и живот­ных в пределах обследованных ими территорий. В некоторых регионах за многолетний период наблю­дений за людьми, которые ухаживали за больными животными и употребляли в пищу молоко от этих коров, число случаев со злокачественными опухоля­ми не превышал средние данные по стране. Таким образом, пока отсутствует отчетливая зависимость между заболеваниями людей и животных. Вместе с тем, нельзя упускать из виду, что:

а) домашние животные (кошки, собаки), которые тоже болеют лейкозом, живут в тесном контакте с человеком, а люди употребляют продукты животно­водства (молоко, мясо, яйца), что, естественно, может создавать потенциальную опасность для человека;

б) у больных лейкозом коров в клинико-гематологической стадии болезни в молоке образуются мета­болиты триптофана (лейкозогены), которые могут со­здать опасность для возникновения лейкоза у людей.

Наши многолетние клинико-гематологические и цитоморфологические исследования крови и кро­ветворных органов в динамике развития патологи­ческого процесса в комплексе с биохимическим и патоморфологическим анализом материалов дали основания утверждать, что в инкубационной, т.е. ин­фекционной стадии заболевания какие-либо патоло­гические изменения не обнаруживаются. Отсутству­ют также лейкозогенные вещества в крови и молоке. Исходя из этого в директивном документе указано, что молоко от инфицированных коров с нормальны­ми показателями крови после пастеризации в техно­логическом режиме используют в пищу людям без ограничений («Правила по профилактике и борьбе с лейкозом крупного рогатого скота» (1999 г.), ут­вержденные Министром сельского хозяйства СССР и одобренные Минюстом).

Сущность лейкоза

1.jpgБолее глубокое изучение сути данного заболева­ния показало, что при нем происходят существенные патологические изменения в органах кроветворения, а потому термин лейкемия, определяющий только клинический симптом болезни, не может отражать ее сущность. Исходя из этого, в 1930 г. болезнь получила название лейкоз, как в медицине, так и в вете­ринарной практике.

В последующие десятилетия более обстоятельное изучение всех аспектов данного заболевания дало основание охарактеризовать лейкоз как опухолевое злокачественное заболевание органов кроветворе­ния, характеризующееся прогрессивным увеличе­нием в периферической крови лейкоцитов, опухоле­вым разрастанием во внутренних органах с наруше­нием их функций.

Появилось три группы ученых, поддерживающих опухолевую, опухолево-гиперпластическую и только гиперпластическую сущности лейкоза. В медицин­ской практике это подразделение принципиально­го значения не имеет. Чем раньше начать лечение больного, тем лучший будет эффект. При лейкозе КРС имеет большое диагностическое и прогностическое значение формулировка сущности лейкозного про­цесса. Инфекционно-патологический процесс у этого вида животных характеризуется стадийностью те­чения, каждая из которых имеет диагностическое и прогностическое значение, позволяющее поставить безупречный диагноз, проводить оздоровительные мероприятия и оценить качество продукции от них. При всех формах гемобластозов отмечается стадия инфицирования животных с последующим гипер­пластическим процессом, выражающимся в наруше­нии лимфоцитообразования с увеличением их коли­чества, но не образованием видоизмененных опухо­левых клеток. Лишь во второй стадии заболевания в зависимости от формы гемобластов увеличивается число молодых гемопоэтических клеток или образо­вание атипичных, видоизмененных клеточных эле­ментов, характерных для опухолевого процесса.

В этой инфекционно-патологической стадии в крови и органах отсутствуют морфологические изме­нения, а в молоке - биохимические нарушения мета­болитов триптофана (лейкозогенных веществ). Исхо­дя из этих результатов многолетних научных иссле­дований в действующих директивных документах «Правила по профилактике и борьбе с лейкозом крупного рогатого скота» (1999 г.) записано, что мо­локо от инфицированных коров с нормальными по­казателями крови после пастеризации в обычном технологическом режиме следует использовать в пищу людям без ограничений. Это спасает от убоя больше миллиона серопозитивных коров с нормаль­ными показателями крови. Для исключения ошибок и получения достоверных результатов целесообраз­но поставить комиссионный опыт, нежели наносить колоссальный ущерб стране.


Назад в раздел