Качество серологической диагностики – гарантия оздоровления стада от лейкоза крупного рогатого скота / Quality of serological diagnostics is a principal agreement of healthy herd setting free from bovine leucosis

Еще фото

Автор (ы):  О.В. Иванов, О.Ю. Иванова / O. Ivanov, O. Ivanova
Организация(и):  Ивановская Государственная Сельскохозяйственная Академия им. академика Д.К. Беляева, Ивановская областная ветеринарная лаборатория / Ivanovo State Agricaltural Academy, Ivanovo region veterinary laboratory

УДК619:616-006.446

Ключевые слова: лейкоз крупного рогатого скота, РИД, ИФА, ложноположительный результат, ложноотрицательный результат

Key words: bovine leucosis, AGID, IFA, false-positive result, false-negative result

Аннотация

Дан краткий анализ результатов научных исследований эффективности серологической диагностики лейкоза крупного рогатого скота.

Summary

The brief analysis of science investigations about efficiency of serologic testing of bovine leucosis is given.

Среди инфекционных болезней крупного рогатого скота лейкоз представляет одну из наиболее сложных и до конца не решенных проблем ветеринарной медицины, требующих научно-обоснованного практического решения. Лейкоз крупного рогатого скота (ЛКРС) – хроническая инфекционная болезнь опухолевой природы с необратимым процессом, характеризующаяся злокачественной пролиферацией клеточных элементов кроветворной ткани с нарушением их дифференциации, в результате чего происходит диффузная инфильтрация органов этими клетками или появляются опухоли. В Российской Федерации лейкоз занимает первое место среди инфекционной патологии и регистрируется в абсолютном большинстве субъектов.

Основным этиологическим агентом лейкоза крупного рогатого скота является вирус. Согласно действующей классификации вирус лейкоза крупного рогатого скота (ВЛКРС) или Bovine Leukemia Virus (BLV) относится к семейству Retroviridae, роду Deltaretrovirus.

ВЛКРС оказывает депрессивное действие на организм вследствие генетического паразитизма в В-лимфоцитах, поражения других иммунокомпетентных клеток, органов иммунной системы (селезенка, лимфатические узлы и др.) и хронического стрессового воздействия. На фоне иммунной депрессии снижается устойчивость к инфекционной, инвазионной и незаразной патологии. Причем ВЛКРС и антитела к нему персистируют в крови пожизненно.

Основу диагностики лейкоза крупного рогатого скота на современном этапе составляет серологический метод исследования. Согласно стандартам МЭБ двумя основными узаконенными методами диагностики лейкоза крупного рогатого скота являются реакция иммунодиффузии в геле агара (РИД) и иммуноферментный анализ (ИФА). В основе этих методов – взаимодействие специфических преципитирующих антител с антигенами ВЛКРС, которое можно обнаружить через 2-8 недель после заражения, в течение всей жизни животного.

Общепризнанно, что ИФА по сравнению с РИД является более чувствительным методом, особенно на ранних этапах антителообразования, когда уровень антител ниже порога, определяемого в РИД. Однако это преимущество быстро проходит, титры растут быстро и уже через 2-3 недели достигают значений одинаковой эффективности. Оба метода имеют свои слабые и сильные стороны и довольно хорошо сопоставимы. Существующие особенности серологической диагностики систематизированы и от­ражены на рисунке 1.

В качестве комментария к рисунку необходимо отметить следующее: условно здоровые (ИФА–, РИД–) и инфицированные животные (ИФА+, РИД+; ИФА+, РИД–; ИФА–, РИД+) составляют большую часть в неблагополучном стаде и их несложно выявить существующими серологическими методами.

Установлено, что у спонтанно инфицированных коров титры противолейкозных антител, выявляемых в ИФА, существенно не изменяются и сохраняются на одном и том же уровне длительное время. При уровне антител более 61 EU (международная единица) выявляется 98% совпадений положительных результатов в РИД и ИФА (О.В. Иванов и др., 2008).

Причин возникновения ложноотрицательных результатов несколько, причем это касается в разной степени обеих реакций.

Иммунологическая толерантность – индуцированное отсутствие иммунного ответа на конкретный антиген при сохранении иммунореактивности на прочие антигены. Процент трансплацентарно инфицированных ВЛКРС плодов значительно выше двадцати процентов (В.А. Крикун, 2002). Развитие толерантности возникает при инфи­цировании плода ВЛКРС в первые три месяца стельности. Такие животные после рождения не выявляются серологическими методами, но остаются опасными источниками инфекции и осложняют процесс оздоровления стада от лейкоза. Выявить таких животных возможно с использованием метода постановки биопробы или полимеразной цепной реакцией (ПЦР).

Инкубационный период при лейкозе крупного рогатого скота – стадия инфекционного процесса от момента заражения вирусом до образования вирус-специфических антител и переход к бессимптомной стадии. Следует учитывать, что инфицированное животное еще до наступления диагностируемого уровня антител является источником инфекции. Продолжительность инкубационного периода при лейкозе крупного рогатого скота составляет 60-90 дней (М.И. Гулюкин и др., 2009) при применении РИД, а при использовании ИФА – в 2-3 раза короче. Для того чтобы сделать заключение об отсутствии вирусной инфекции у животного, необходимо получить отрицательные результаты в РИД при двух повторных исследованиях, проведенных с интервалом в 45 дней. При использовании ИФА повторное исследование достаточно провести с ин­тервалом в 15 дней.

Инфицирование организма ВЛКРС приводит к нарушению регулирования иммунной системы хозяина как на клеточном (поражение В-лимфоцитов, части Т-лимфоцитов, моноцитов), так и на гуморальном уровне (дефицит IgM, IgA). В практическом плане подобные процессы снижают устойчивость организма к патологическому воздействию инфекционных и инвазионных агентов, негативно влияют на эффективность применения вакцин, особенно для животных с длительным сроком персистенции ВЛКРС.

Действие биопрепаратов (вакцин) строго индивидуально. При применении вакцины из аттенуированных штаммов вирусов инфекционного ринотрахеита, вирусной диареи и парагриппа-3 уровень противолейкозных антител снижается у всех серопозитивных животных. Применение инактивированной вакцины против ящура и поливалентной вакцины «ВГНКИ» против лептоспироза в разной степени снижает уровень противолейкозных антител, появляются ложноотрицательные результаты в РИД (О.В. Иванов и др., 2009). Считаем, что одного месяца на восстановление первоначального серопозитивного статуса в отношении ВЛКРС после вакцинации, как рекомендуют действующие «Методические указания по диагностике лейкоза крупного рогатого скота» (2000), недостаточно – необходима экспозиция в 2-3 месяца.

В связи с широким распространением на территории Центрального Федерального округа инвазионных заболеваний крупного рогатого скота (Х.С. Абдуллаев, 2007), рекомендуется проводить исследования на лейкоз только у агельминтных животных (после гельминто-копрологического исследования) или через 60 суток после проведения дегельминтизации (О.В. Иванов и др., 2009).

По мнению И.М. Донник и др.(2000), В.М. Мельниковой (2001), лейкоз в экологически неблагополучных районах имеет более массовое распространение и злокачественное течение, что связано с развитием у животных иммунологической недостаточности и, как следствие, появлением ложноотрицательных результатов.

Период стельности коров следует учитывать при серологическом исследовании на лейкоз. У части животных непосредственно до отела титр антител резко снижается ниже уровня, выявляемого в РИД, а через месяц вновь достигает первоначального уровня. В это время рекомендуют исследовать в РИД и ИФА сыворотку молозива – аккумуляция специфических антител в молозиве в этот период позволяет дополнительно выявлять инфицированных ВЛКРС животных. А пробы крови для исследования в РИД необходимо брать у стельных животных за 30 суток до отела и через 30 суток после него.

Причины возникновения ложноположительных реакций неоднозначны. У телят, вовремя получивших молозиво (первые два часа после рождения) от коров-вирусоносителей, в крови циркулируют антитела к ВЛКРС. Максимальный уровень колостральных антител достигается на вторые сутки после рождения, т.к. с каждой выпойкой молозива в первые 24-36 часов через стенку кишечника продолжается всасывание антител, которые депонируются в крови теленка.

Действующие «Методические указания по диагностике лейкоза крупного рогатого скота» (2000) регламентируют первое исследование телят в РИД проводить в 6-ме­сячном возрасте.

Для ранней диагностики, с использованием ИФА, рекомендуем исследовать парные сыворотки крови, взятые с интервалом в 2-3 недели у 4-х месячных телят. При вы­раженном приросте антител (> 15EU), или одинаково высоком их содержании в двух образцах, можно с высокой степенью вероятности констатировать инфицирование теленка ВЛКРС (О.В. Иванов и др., 2008). Можно рекомендовать также исследование в РИД и ИФА преколостральной (до первой выпойки молозива) сыворотки крови новорожденных телят, рожденных от РИД-положительных коров-матерей. Если теленок заразился внутриутробно в период от 3-х до 8-месячного периода беременности, то серопозитивная реакция свидетельствует об инфицировании теленка ВЛКРС.

Ранняя диагностика инфицированности телят ВЛКРС профилактирует развитие и распространение заболевания среди телят в период «серой зоны», когда исследование не рекомендует проводить действующая инструкция.

Иногда ложноположительные реакции обусловлены высоким содержанием иммуноглобулинов в сыворотке крови животных, страдающих хроническими воспали­тельными заболеваниями (травматический перитонит, артрит и т.п.). У коров при фасциолезе, миксинвазиях на фоне снижения общего белка и альбуминов повышается количество бета- и гамма-глобулинов. Нормализуется их количество после дегельминтизации за довольно продолжительный промежуток времени – через 60-120 суток. Неспецифическая реакция может также наблюдаться в сыворотках крови вакцинированных животных, что связано с высоким содержанием IgG (Klintevall K. и др., 1994). В связи с вышеизложенным и на основании результатов собственных исследований рекомендуем проводить серологические исследования на лейкоз только у агельминтных животных или через 2-3 месяца после дегельминтизации, а также вакцинации.

Литература

1. Гулюкин М.И. Особенности инфекционного процесса, индуцированного вирусом лейкоза крупного рогатого скота / М.И. Гулюкин, А.Ф. Валихов, В.М. Нахмансон, Л.А. Иванова и др. // Ветеринарный Консультант. – 2008. – №19. – С.7-9.

2. Донник И.М. Показатели иммунной системы животных, инфицированных вирусом лейкоза / И.М. Донник, Я.Б. Бейкин, С.В. Ермолаев и др. // Сб. науч. тр. – Екатеринбург. – 2000. – С.307-309.

3. Иванов О.В. Возрастная динамика содержания антител к вирусу лейкоза у телят, рожденных от серопозитивных коров / О.В. Иванов, О.Ю. Иванова, B. П. Федотов, М.В. Баландина, О.А. Верховский, Ю.Н. Федоров // Сельскохозяйственная биология. – 2008. – №6. – С.87-90.

4. Иванов О.В. Эффективность серологических методов исследования при лейкозе крупного рогатого скота / О.В. Иванов, О.Ю. Иванова, В.П. Федотов // Ветеринария. – 2008. – №3. – С.6-8.

5. Иванов О.В. Об эффективности серодиагностики лейкоза коров при трематодозной инвазии / О.В. Иванов, В.П. Федотов, Е.Н. Крючкова и др. // Сельскохозяйственная биология. – 2009. – №2. – C. 111-113.

6. Иванов О.В. Влияние вакцинации на качество серологической диагностики лейкоза крупного рогатого скота / О.В. Иванов, О.А. Верховский // Труды Кубанского Гос. АгроУнивер. – 2009. – С.43-45.

7. Иванов О.В. Влияние вакцинации на иммунологическую реактивность и эффективность серологической диагностики лейкоза у телят / О.В. Иванов, А.Е. Верховская, О.Ю. Иванова, Ю.Н. Федоров //Ветеринарный врач. – Казань. – 2009. – №1. – С.19-23.

8. Иванов О.В. Рекомендации по диагностике, профилактике и борьбе с лейкозом крупного рогатого скота в Центральном Федеральном Округе Российской Федерации / О.В. Иванов, В.П. Федотов, О.Ю. Иванова // Иваново. – 2013. – С.4-52.

9. Крикун В.А. Лейкоз крупного рогатого скота и иммунологическая толерантность // Ветеринария. – 2002. – №6. – С.7-9.

10. Смирнов Ю.П. Методические рекомендации по методам и средствам диагностики, профилактики и борьбы с лейкозом крупного рогатого скота / Ю.П. Смирнов, П.Н. Сисягин, Р.Е. Ким // Ветеринарный консультант. – 2006. – №21. – С.15-17.



Назад в раздел