Новые вызовы и реалии развития мясного скотоводства в Российской Федерации
Новые вызовы и реалии развития мясного скотоводства в Российской Федерации
Еще фото

Автор (ы):  И.М. Дунин, академик РАН, директор ФГБНУ «ВНИИплем»

Доклад на VI Всероссийской научно-практической конференции «Технологии мясного скотоводства»

Согласно прогнозу социально-экономического развития РФ на период до 2016 г., рост производства крупного рогатого скота на убой в живом весе должен вырасти к 2016 г. на 4,5% (по отношению к 2012 г.). В рамках государственной программы развития сельского хозяйства на период 2013-2020 гг. отдельным пунктом предусмотрено развитие мясного скотоводства с увеличением поголовья специализированных мясных пород и помесного скота до 3,6 млн голов. На поддержку этого направления запланировано выделить 65,4 млрд руб. Конечно, для того чтобы развивать конкурентоспособную подотрасль мясного скотоводства, этих средств недостаточно.

Связано это со многими факторами. Санкции со стороны европейского сообщества и США, неблагоприятная конъюнктура внешнего мясного рынка и племенного скота, недофинансирование мясного подкомплекса страны со стороны государства, а также события на юго-востоке Украины не могут не отразиться на реализации цели крупномасштабных проектов в сфере промышленного производства говядины.

По этой причине необходимо искать новые дополнительные возможности для развития специализированного мясного скотоводства. Продиктовано это тем, что широкомасштабная голштинизация молочного скота России привела не только

к росту молочной, но и к снижению мясной продуктивности. Как вы знаете, у нас весь молочный скот был подвергнут голштинизации, начиная с 70-х гг. Но в этом есть и свои плюсы: возросла возможность задействовать часть низкопродуктивного маточного поголовья молочного скота для скрещивания с мясными породами для получения говядины более высокого качества. К тому же за последние годы в РФ произошли радикальные изменения в структуре производства мяса: говядина – 24%, баранина – 3%, зерноядное животное – 42% и свинина – 30%. Жвачные животные уступили пальму первенства в качестве основных источников мяса зерноядным животным (Рис. 1).

Это означает, что с ростом численности населения РФ, присоединением Крыма, притоком иммигрантов, увеличением платежеспособности населения будет увеличиваться внутренний дефицит пищевых ресурсов. Очевидно, что зерноядные животные, в отличие от жвачных, при складывающейся модели производства мяса в большей степени становятся конкурентными.

Между тем, в России, в отличие от большинства стран, еще достаточно неиспользованных ресурсов роста производства говядины. Это естественные пастбища и сенокосы, которые в общей сложности составляют 77 млн га, это водоемы пресной воды (практически 25% мировых запасов), заброшенные залежные земли, которых в РФ насчитывается 12 млн га. Эти возможности позволяют прокормить дополнительно примерно 10-15 млн голов крупного рогатого скота. Еще одним преимуществом России перед другими странами является то, что у нас достаточно высокий процент сельского населения – порядка 27% (37 млн человек). Таким образом, специфика российского рынка говядины позволяет на долгосрочной основе существенно наращивать объемы производства с опорой именно на внутренний рынок.

В 2013 г. в России было произведено 2,896 млн тонн говядины. По сравнению с 2005 г., когда мы начинали вводить Национальный проект «Развитие АПК», объемы произ­водства сократились примерно на 308 тыс. тонн (Табл. 1). С другой стороны, у России нет необходимости выходить на мировой рынок сбыта говядины, так как мы имеем очень большой внутренний рынок, где сейчас испытываем недостаток говядины. По моему мнению, это и является одним из преимуществ развития производства говядины в РФ.

Не менее важным является и то, что во многих регионах России в качестве точек роста производства говядины обозначилось специализированное мясное скотоводство. То есть, появилась возможность получать мясо премиум-класса отечественного производства. Тем более, что производство говядины от специализированного мясного скота в 2013 г. выросло практически до 368 тыс. тонн (более 12%). К 2020 г. планиру­ется достичь прироста производства говядины премиум-класса примерно до 20% от общего производства.

Есть определенные успехи и в сфере относительной численности племенного поголовья скота. Пока количество племенного скота калмыцкой породы снижается (с 59 до 43%), абердин-ангусская порода значительно выросла с 1 до 9% (Табл. 2). Таким образом, мы видим, что племенная база пород мирового уровня позволяет вести в России определенную селекционно-племенную работу. Качественный состав этих животных позволяет нам надеяться, что мы приближаемся к странам, занимающим лидирующие позиции по развитию мясного скотоводства. Кроме того, реализация мясного скота, состояние племенной базы, которое на сегодняшний день мы имеем, позволяет нам прекратить массовый завоз племенного скота из-за рубежа. Если в 2005 г. реализация крупного рогатого скота составляла 7,7 тыс. голов, то в 2012-2013 гг. практически достигала 30 тыс. гол. Также по сравнению с прошлым годом существенно снизился импорт племенного поголовья из-за рубежа (Рис. 6).

Если мы посмотрим по уровню самообеспеченности мясом говядины отечественного производства, то в 2013 г. он составил 71% (при пороговом значении продовольственной безопасности не менее 85%) и был наиболее низким по сравнению с мясом птицы и свинины (Рис. 7). Это обусловлено продолжающейся тенденцией сокращения поголовья крупного рогатого скота, которое, несомненно, усиливает дефицит отечественной говядины и явно не способствует процессу снижения импорта говядины.

В целом в РФ в 2013 г. потребление мяса на душу населения составило 75 кг, из них 55 кг – собственного производства. По говядине норма потребления составляет 24-25 кг, в среднем по России потребление на душу населения в 2013 г. составило 16 кг, из них 11,4 кг – собственного производства.

Основные риски в отрасли мясного скотоводства связаны с закредитованностью хозяйств. Расходы на обслуживание этих кредитов постоянно растут. Соответственно, снижается уровень доступности хозяйств к оборотным средствам. Средства господдержки в основном направляются на субсидирование процентной ставки по банковским кредитам (более 60%), но не на единицу продукции первичного сельхозпроизводителя. Было бы целесообразным рассмотреть вопрос об отсрочке выплат ранее взятых долговых обязательств, которая позволила бы повысить производственные возможности отечественного первичного производителя для развития сырьевой базы высококачественной говядины. Потому что те деньги, которые выделяются сейчас на обслуживание кредитов, не позволяют сделать следующий скачок в развитии мясного скотоводства.

Помимо этого, необходимо кардинально изменить подход к решению проблемы, не менее важной для экономики производства говядины: прекратить практику отправки на бойню легковесного скота, минуя фазу откорма. Игнорируя этот момент, мы теряем около 400 тыс. тонн говядины ежегодно. Система выращивания и откорма скота должна быть скорректирована с гарантией выхода на более высокие весовые показатели – в пределах 450-500 кг.

Несомненно, повышение уровня воспроизводства является одним из резервов повышения экономики отечественного мясного скотоводства. В России на сегодняшний день нет никаких оснований иметь в объеме на 100 коров менее 80 телят. Доля телят в стаде должна составлять не менее 85%. В противном случае племенное хозяйство становится неэффективным.

Конечно, основным сдерживающим фактором и в то же время стимулом для развития мясного скотоводства в России остается ценообразование. Цена на говядину всегда традиционно была низкой. Более того, она остается одинаковой независимо от ее сортности. Для изменения этой ситуации, а также для формирования отечественного рынка высококачественной говядины российское общество должно пройти фазу осознания российским обществом культуры ее потребления. Бюджетная гарантированность дифференцированного ценообразования на говядину специ­ализированных мясных пород стала бы основополагающим стимулом на этапе становления отечественной сырьевой базы высококачественной говядины, так как все предыдущие попытки внедрить специализированные мясные породы ранее в СССР были тщетными.

Приоритетность государственных закупок от специализированного мясного скота – росрезерв, детские сады, школы, возможно, армия и флот – может существенно повысить инвестиционную привлекательность отечественного производства высококачественной говядины. А это, в свою очередь, снижает риск импорта говядины под видом высококачественной, которая не попадает под режим тарифного планирования и исчисляется по льготной ставке. Такой способ поддержки возможен в недалекой перспективе, поскольку к соглашению к ВТО по государственным закупкам Россия пока не присоединилась.

Касаясь рейтинга регионов по производству говядины в 2013 г., следует отметить, что наибольший удельный вес приходится на Башкортостан (7,1%), Татарстан (5,5%), Алтайский край (4,3%), Краснодарский край (4,2%) и Дагестан (3,4%) (Рис. 10).

Помимо этого, хотелось бы обратить внимание на другие ресурсы и возможности развития отечественной подотрасли мясного скотоводства. У нас в хозяйствах (с чис­ленностью поголовья КРС – 8,7 млн и молочных коров – 4 млн) производится более 62% говядины в живом весе, которые, к сожалению, слабо задействованы в схеме мясного скотоводства. Это существенное неиспользованное преимущество со специализированными мясными породами мирового уровня (в плане повышения как весовых кондиций, так и сортности говядины). Для использования этого ресурса необходимо было бы в течение 2014-2017 гг. осуществить крупномасштабный проект по типу голштинизации молочного скота, т.е. по скрещиванию поголовья коров в хозяйствах населения с быками специализированных мясных пород. На мой взгляд, это было бы предпочтительнее сделать с абердин-ангусской породой, потому что в России эта порода довольно распространенная. Абердин-ангусскую черную масть можно было бы использовать на буром и черно-пестром молочном скоте, а ангусов красной масти – на черно-пестрых и на красных породах скота. Это стало бы гарантией получения (учитывая селекционную характеристику ангусской породы) полукровного массива откормочных бычков. Даже при самом неблагоприятном стечении обстоятельств мы получили бы не менее 500 тысяч ежегодно бычков с высокой скороспелостью и повышенной мясностью туш. И самое главное: в этой работе мы бы получили дополнительные ресурсы поголовья полукровных телок (не менее 500 тыс.) с высоким потенциалом мясной продуктивности, которые стали бы основой создания наиболее неразвитого в России звена – коммерческих мясных стад.

Получается, что на сегодняшний день мы имеем племенную базу, но коммерческого мясного стада у нас нет. Мы создали фидлоты, откормочные комплексы, племенную базу, но у нас нет скота, который мы могли бы откармливать и который давал бы говядину. Эта система пока не работает именно в России, потому что в других странах основной производитель говядины – это коммерческие мясные стада. На наш взгляд, данный подход был бы предпочтителен и для создания широкой сети региональных проектов «семейная коммерческая мясная ферма». Это был бы более приемлемый для селян и менее затратный для государства вариант освоение сельских территорий, не­жели «семейная молочная ферма». Кроме того, заполнилась бы ниша тех земель сельскохозяйственного назначения, которые остаются малопривлекательными для крупных сельхозпредприятий.

Есть возможность ускорения темпов селекционного прогресса в мясном скотоводстве и на основе развития в регионах сети селекционных генетических центров мясных пород мирового уровня. К сожалению, существующие на сегодняшний день требования в большей степени относятся к племпредприятиям, а не к селекционно-генетическим центрам, а это, естественно, не одно и то же. И здесь нужны новые подходы, которые позволяли бы выйти на качественно новый уровень селекционно-племенной работы в мясном скотоводстве. На мой взгляд, данные селекционно-генетические центры должны быть специализированны и содержать те мировые породы, которые дадут толчок развитию отечественной подотрасли мясного скотоводства. И включать в себя: племрепродуктор, элевер по выращиванию и оценке быков по качеству потомства; лаборатории по трансплантации эмбрионов и по ге­номной оценке, а также лаборатории ветеринарного обеспечения. Естественно, должны быть и коммерческое мясное стадо, и откормочная площадка, и мясоперерабатывающий и кормовой терминал. Вот тогда это будет полноценный селекционно-генетический центр, а не тот, который соответствует требованию племпредприятия. Это же не станция искусственного осеменения (Рис. 11)!

Хотелось бы отметить еще один ресурс подотрасли отечественного животноводства. Учитывая положительный опыт многих стран с развитым мясным и молочным скотоводством и полученные нашим институтом обнадеживающие результаты использования экстраординарных возможностей бельгийской бело-голубой породы (это порода с двойной обмускульностью), можно утверждать, что скрещивание этой породы с полновозрастными низкопродуктивными молочными коровами в качестве использования в отцовской породе позволяет получать полукровный молодняк с ярко-выраженными мясными формами. Этот факт указывает на перспективность использования данного ресурса в качестве альтернативы гормонам и стимуляторам роста. Телята практически к 6-месячному возрасту достигают в живой массе до 250 кг, через 30 дней у них проявляются черты двойной обмускульности. Хочу отметить, что племрепродукторы по выращиванию бельгийской бело-голубой породы в России отсутствуют, но семя закуплено.

Возможно, в чистом виде эта порода нам не нужна, потому что для нее характерны более тяжелые отелы, применение кесарева сечения и т.д. Но использование ее для скрещивания дало бы очень хороший результат.

Также следовало бы обратить внимание на калмыцкую породу скота, которая занимает первое место по численности среди мясных пород в РФ. В новых районах ее разведения, особенно в Ставропольском крае, было бы перспективно скрещивать ее с абердин-ангусской породой. Это дало бы повышенную обмускульность задней трети туловища калмыцкого скота, а также более спокойный нрав животных. Мало того, мы бы сохранили масть калмыцкой породы, которая традиционно ценится отечест­венными селекционерами.

Естественно, положительные моменты, которые произошли за последние годы в мясном скотоводстве, позволяют надеяться на то, что в недалеком будущем Россия способна создать свою отечественную сырьевую базу говядины, в том числе и высококачественной. Связано это с тем, что у нас есть возможность опираться не только на опыт зарубежных стран, но и свой собственный.


Назад в раздел